«Талашкино!»

Как часто автор слышал, находясь в одном из российских музеев или в многочисленных галереях больших и малых городов России, такой ответ на вопрос о происхождении какой-нибудь привлекшей внимание деревянной поделки. На несогласие с подобным вердиктом тут же, как правило, следовало вдогонку: «Не Талашкино? Значит, Абрамцево!»

О настоящих талашкинских изделиях, то есть изготовленных в столярной и резной мастерских княгини Марии Клавдиевны Тенишевой, располагавшихся в самом начале  хх века в ее имении Талашкино под смоленском, в наше время знают очень, очень мало... Возможно, это объясняется тем, что данным явлением отечественной культуры интересуется только весьма узкий круг искусствоведов и музейных специалистов, любителей и коллекционеров предметов «русского стиля». К тому же в искусствоведческой литературе, особенно в советский период, художественный центр Талашкино и его вдохновительница княгиня Тенишева за редкими исключениями замалчивались.

За последние десятилетия картина заметно изменилась и появляется все больше и больше публикаций, посвященных личности и творчеству Тенишевой.

Одной из первых удалось пробить «стену молчания» и донести до читателя обширные сведения о Талашкине Ларисе Сергеевне Журавлевой, бывшему сотруднику смоленского музея-заповедника. Благодаря ее работам, издававшимся начиная с конца 1960-х годов, многие читатели познакомились с деятельностью Тенишевой и ее круга.

Весьма значительным событием четверть века тому назад был выход первого российского издания мемуаров княгини, чему мы обязаны стараниям Наталии Ивановны Пономаревой и содействию Александра Александровича Ляпина. Изначально они были опубликованы в Париже в 1933 году под названием «Впечатления моей жизни».

Мемуары с тех пор издавались в России уже пять раз, интерес к Тенишевой заметно возрос, появляется все больше книг и статей о ее жизни и начинаниях. Правда, уровень рассуждений, приводимых в большинстве из этих публикаций, порой обескураживает, а некоторые сведения имеют достаточно сомнительный характер без ссылок на источники. В этом, к сожалению, присутствует определенная поверхностность взглядов, и деятельность талашкинских мастерских остается фактически в стороне.

Автор не ставил перед собой задачу создать искусствоведческий труд, анализирующий место и роль Талашкина в русской культуре. Цель настоящей книги – познакомить читателей с удивительным богатством деревянных изделий талашкинского производства. Главный принцип представления – это имеющиеся достоверные факты, которые позволяют отнести тот или иной предмет именно к тенишевским мастерским. Все тексты основаны на документальных источниках и потому наполнены большим количеством цитат свидетелей и участников талашкинской жизни.

 

 

 

Copyright © 2004–2017 talashkino.ru. Все права защищены.

Почта: talashkino@mail.ru

 «Талашкино!»

Как часто автор слышал, находясь в одном из российских музеев или в многочисленных галереях больших и малых городов России, такой ответ на вопрос о происхождении какой-нибудь привлекшей внимание деревянной поделки. На несогласие с подобным вердиктом тут же, как правило, следовало вдогонку: «Не Талашкино? Значит, Абрамцево!»

О настоящих талашкинских изделиях, то есть изготовленных в столярной и резной мастерских княгини Марии Клавдиевны Тенишевой, располагавшихся в самом начале  хх века в ее имении Талашкино под смоленском, в наше время знают очень, очень мало... Возможно, это объясняется тем, что данным явлением отечественной культуры интересуется только весьма узкий круг искусствоведов и музейных специалистов, любителей и коллекционеров предметов «русского стиля». К тому же в искусствоведческой литературе, особенно в советский период, художественный центр Талашкино и его вдохновительница княгиня Тенишева за редкими исключениями замалчивались.

За последние десятилетия картина заметно изменилась и появляется все больше и больше публикаций, посвященных личности и творчеству Тенишевой.

Одной из первых удалось пробить «стену молчания» и донести до читателя обширные сведения о Талашкине Ларисе Сергеевне Журавлевой, бывшему сотруднику смоленского музея-заповедника. Благодаря ее работам, издававшимся начиная с конца 1960-х годов, многие читатели познакомились с деятельностью Тенишевой и ее круга.

Весьма значительным событием четверть века тому назад был выход первого российского издания мемуаров княгини, чему мы обязаны стараниям Наталии Ивановны Пономаревой и содействию Александра Александровича Ляпина. Изначально они были опубликованы в Париже в 1933 году под названием «Впечатления моей жизни».

Мемуары с тех пор издавались в России уже пять раз, интерес к Тенишевой заметно возрос, появляется все больше книг и статей о ее жизни и начинаниях. Правда, уровень рассуждений, приводимых в большинстве из этих публикаций, порой обескураживает, а некоторые сведения имеют достаточно сомнительный характер без ссылок на источники. В этом, к сожалению, присутствует определенная поверхностность взглядов, и деятельность талашкинских мастерских остается фактически в стороне.

Автор не ставил перед собой задачу создать искусствоведческий труд, анализирующий место и роль Талашкина в русской культуре. Цель настоящей книги – познакомить читателей с удивительным богатством деревянных изделий талашкинского производства. Главный принцип представления – это имеющиеся достоверные факты, которые позволяют отнести тот или иной предмет именно к тенишевским мастерским. Все тексты основаны на документальных источниках и потому наполнены большим количеством цитат свидетелей и участников талашкинской жизни.

 

 

 

Copyright © 2004–2017 talashkino.ru. Все права защищены.

Copyright © 2004–2017 talashkino.ru

Все права защищены.

Почта: talashkino@mail.ru

 «Талашкино!»

Как часто автор слышал, находясь в одном из российских музеев или в многочисленных галереях больших и малых городов России, такой ответ на вопрос о происхождении какой-нибудь привлекшей внимание деревянной поделки. На несогласие с подобным вердиктом тут же, как правило, следовало вдогонку: «Не Талашкино? Значит, Абрамцево!»

О настоящих талашкинских изделиях, то есть изготовленных в столярной и резной мастерских княгини Марии Клавдиевны Тенишевой, располагавшихся в самом начале  хх века в ее имении Талашкино под смоленском, в наше время знают очень, очень мало... Возможно, это объясняется тем, что данным явлением отечественной культуры интересуется только весьма узкий круг искусствоведов и музейных специалистов, любителей и коллекционеров предметов «русского стиля». К тому же в искусствоведческой литературе, особенно в советский период, художественный центр Талашкино и его вдохновительница княгиня Тенишева за редкими исключениями замалчивались.

За последние десятилетия картина заметно изменилась и появляется все больше и больше публикаций, посвященных личности и творчеству Тенишевой.

Одной из первых удалось пробить «стену молчания» и донести до читателя обширные сведения о Талашкине Ларисе Сергеевне Журавлевой, бывшему сотруднику смоленского музея-заповедника. Благодаря ее работам, издававшимся начиная с конца 1960-х годов, многие читатели познакомились с деятельностью Тенишевой и ее круга.

Весьма значительным событием четверть века тому назад был выход первого российского издания мемуаров княгини, чему мы обязаны стараниям Наталии Ивановны Пономаревой и содействию Александра Александровича Ляпина. Изначально они были опубликованы в Париже в 1933 году под названием «Впечатления моей жизни».

Мемуары с тех пор издавались в России уже пять раз, интерес к Тенишевой заметно возрос, появляется все больше книг и статей о ее жизни и начинаниях. Правда, уровень рассуждений, приводимых в большинстве из этих публикаций, порой обескураживает, а некоторые сведения имеют достаточно сомнительный характер без ссылок на источники. В этом, к сожалению, присутствует определенная поверхностность взглядов, и деятельность талашкинских мастерских остается фактически в стороне.

Автор не ставил перед собой задачу создать искусствоведческий труд, анализирующий место и роль Талашкина в русской культуре. Цель настоящей книги – познакомить читателей с удивительным богатством деревянных изделий талашкинского производства. Главный принцип представления – это имеющиеся достоверные факты, которые позволяют отнести тот или иной предмет именно к тенишевским мастерским. Все тексты основаны на документальных источниках и потому наполнены большим количеством цитат свидетелей и участников талашкинской жизни.